Вход Регистрация
ASHKELON.RU - Ашкелон | Израиль | Новости сегодня
понедельник, 27 мая 00:49


Местная продукция только для тех, кто может позволить себе виноград по 50 шекелей за кг

Местная продукция только для тех, кто может позволить себе виноград по 50 шекелей за кг
Фото: ashkelon.ru

Уже долгое время цена на помидоры в овощных лавках только растет. На этой неделе был побит рекорд, когда цена за кг выросла до 14,9 шекелей. Они действительно красные, сочные и свежие, но все же почти 15 шекелей за помидоры – это слишком дорого. Цена на перец также подскочила и достигла 15,9 шекелей за килограмм, а цена на кабачки выросла с 9 шекелей за килограмм несколько недель назад до 12,9 шекелей. К счастью, цена на огурцы выросла незначительно — до 7,9 за кг.

О фруктах вообще нечего говорить: 17,9 шекелей за килограмм груш, 49,9 шекелей за кг персиков, 52 шекеля за кг винограда, 36,6 за кг хурмы, сезон которой уже прошел.

«Все свежее, выращено в Израиле, — объяснил владелец лавки, когда его спросили, почему цены такие высокие. — Кто хочет купить дешево, может пойти в супермаркет. Там фрукты и овощи, импортированные из Турции и Иордании, почти в два раза дешевле. Только имейте в виду, что они менее свежие и более низкого качества».

В министерстве сельского хозяйства утверждают, что не располагают данными о разнице в качестве и цене местной и импортной продукции, но достаточно посетить супермаркет, овощную лавку или веб-сайты фермеров, которые продают продукцию напрямую потребителю, чтобы обнаружить, что в Израиле во многих случаях развиваются два параллельных рынка, когда речь идет о фруктах и овощах. Местная сельхозпродукция постоянно дорожает, и импортные овощи и фрукты, на качестве которых зачастую отражаются тяготы дороги, обычно стоят дешевле.

«Контроль над импортируемыми фруктами и овощами практически отсутствует», — говорит Рони Бар Нес, фермер и председатель фруктового отделения Совета по растениеводству («моэцет ха-цмахим»), на вопрос, почему местная продукция такая дорогая. «Никто не видит, как их выращивали, какой водой поливали и чем опрыскивали. У меня упаковочный цех, и каждые два дня приезжают проверять остатки пестицидов и чистоту. Качество несравнимо».

Рои Шефлер, импортер фруктов и овощей, с другой стороны, утверждает, что низкие цены на импортируемую продукцию обусловлены тем, что она импортируется из мест, где затраты на выращивание, такие как вода и рабочая сила, ниже. По его словам, утверждения об отсутствии контроля не соответствуют действительности, поскольку импортируемая продукция тщательно проверяется перед ввозом в страну.

В последние годы было предпринято несколько шагов по открытию рынка фруктов и овощей для импорта с целью увеличения предложения, усиления конкуренции и общего снижения цен. Около двух лет назад, в июле 2022 года, кнессет одобрил реформу, продвигаемую министром финансов Авигдором Либерманом и министром сельского хозяйства Одедом Форером, в рамках которой было решено снизить тарифы на импорт фруктов и овощей примерно до 10% от их предыдущих значений. Также было решено, что, помимо этой ставки, будет снижена пошлина на ввоз меда и оливкового масла.

Взамен фермеры должны были получить гранты на сумму около двух миллиардов шекелей, а также защиту цен на воду и увеличение квот для иностранных рабочих, чтобы обеспечить им честную конкуренцию и сохранить местную продукцию. Было также решено, что правительство примет закон о маркировке страны происхождения, чтобы покупатель мог выбирать, покупать ли местную или иностранную продукцию, а также закон о поощрении капиталовложений в сельское хозяйство.

После одобрения, как утверждают фермеры, рынок был открыт для свободного импорта, но обещания относительно компенсаций не были выполнены. По их словам, они не получили необходимой поддержки, а результатом в некоторых случаях стало прекращение выращивания фруктов и овощей, потому что это стало невыгодно или потому что они были не в состоянии справиться с конкуренцией.

Многие фермеры утверждают, что сократили объемы посевов или изменили их состав, после того как не смогли справиться с конкуренцией. «Все очень просто, — говорит Бар Нес, — если в Израиль ввезли 60 000 тонн помидоров, то 6 000 дунамов местных томатных теплиц стали не нужны. Все разрушено, и никому нет до этого дела».

Бар Нес также указывает на нехватку рабочих рук в сельском хозяйстве, особенно после событий 7 октября, и вызванный этим ущерб плантациям: «Некому собирать, некому прореживать плоды на деревьях. Каждый день я выбрасываю фруктов на 50 тысяч шекелей, потому что они гнилые, и я не один такой. Палестинские рабочие умели прореживать продукцию, умели работать с необходимой мягкостью. Но их здесь нет, тайцев осталось мало и стоимость их трудоустройства взлетела до небес, им платят, как в хайтеке. Все это увеличивает стоимость продукции. Кроме того, многие плантации и поля на севере и юге были повреждены во время войны или недоступны из-за ситуации с безопасностью, поэтому местной продукции становится меньше».

По его словам, за последние годы, еще до войны, объемы местного плодоводства сократились примерно на 20%, а в выращивании местных овощей снижение еще более резкое.

Вскоре после вступления в должность министр сельского хозяйства Ави Дихтер отменил дальнейшее снижение тарифов на сельскохозяйственную продукцию в соответствии с реформой Форера. В минсельхозе заявили, что сделали это после того, как фермеры не получили обещанного. В министерстве утверждают, что они работают над большой программой, призванной, как объяснил генеральный директор министерства Орен Лави, «укрепить местное сельское хозяйство и придать ему определенность посредством трех основных вещей: земли, воды и рабочих рук, — а также инвестиций в исследования и разработки».

По его словам, каждый год у фермеров отбирают около 30 тысяч дунамов, которые предназначены для сельскохозяйственного возделывания, в связи с чем в рамках программы они просят предоставить фермерам альтернативные земли, где это возможно, при условии наличия там водной инфраструктуры. Также посредством программы предполагается увеличить количество стран, из которых можно привозить иностранных рабочих, пусть даже на один сезон, и увеличить использование оборотной воды для сельского хозяйства.

Анат Джорджи, TheMarker

Источник: Детали